Мегаполис-Консалтинг
регистрация оффшоров, открытие счета в иностранном банке
на главную карта сайта Контакты
+7 (812) 600-20-65
Санкт-Петербург,
ул. Пушкинская д.6

Регистрация оффшоров | Статьи | Европейские акционерные общества

Европейские акционерные общества

Первые идеи о создании Европейского Акционерного Общества (европейское общество, европейская компания, Societas Europaea, SE (далее – ЕО) появились еще в 50-х годах XX века. Ученые того времени начали размышлять о преимуществах коммерческой организации, которая не зависела бы от национального права конкретной страны, а подчинялась бы единому европейскому правопорядку. Уже в 1970 году Европейская комиссия подготовила проект постановления, который полностью регулировал все вопросы создания и деятельности наднационального юридического лица. Экономический и социальный комитет и Европарламент внесли свои замечания и предложения, и в 1975 году проект был представлен Совету Европейского Союза. Однако документ так и не был принят, т.к. члены Совета не смогли придти к единому мнению по вопросам структуры органов ЕО, налогообложения, участия работников в управлении компании и др.

Работа была приостановлена до 1991 года, когда был представлен полностью переработанный проект, который отказывался от единого наднационального регулирования, и предлагал рамочное регулирование с отсылками к нормам национального права государства будущего местонахождения ЕО. Но и в этот раз государства не смогли договориться, и принятие документа было отложено почти на десять лет.

Как уже было сказано, основной особенностью ЕО должна была стать ее наднациональная форма организации предпринимательской деятельности, которая полностью бы регулировалась единым европейским законодательством. Для этого предполагалось разработать детализированную систему норм, в полном объеме регулирующих деятельность ЕО, что позволило бы упростить ведение совместного бизнеса компаниями из разных государств в рамках такого международного образования как Европейский Союз. На деле составители столкнулись с тем, что во внимание необходимо принимать различные правовые системы государств Европы, в которых совершенно по-разному регулируется деятельность юридических лиц.

Только 8 октября 2001 года Совет Европейского Союза единогласно принял Статут Европейского Общества, который включает в себя Регламент Совета ЕС № 2157/2001 о Статуте и Директиву Совета ЕС № 2001/86/ЕС об участии работников в управлении обществом. Регламент вступил в силу через 3 года с момента принятия, директива – с момента опубликования.

Итоговая версия Статута, хотя и реализует ряд первоначальных идей, но все же отражает новую специальную организационно-правовую форму юридического лица, деятельность которого регулируется нормами права Евросоюза совместно с национальными нормами. По смыслу ст. 1 Регламента можно понять, что ЕО по своей сути является аналогом акционерного общества, хоть и с достаточно большим размером уставного капитала – не менее 120 тысяч евро. Ст. 10 устанавливает, что в случае возникновения вопросов, которые не урегулированы нормами Регламента, ЕО должно рассматриваться как публичное общество с ограниченной ответственностью того государства, где оно имеет место регистрации. Также к источникам регулирования деятельности ЕО относятся уставные документы самой компании и законы государств-участников, принятые в целях имплементации мер ЕС, применяемых в отношении ЕО.

 Задумываясь как общеевропейская форма ведения бизнеса, Регламент устанавливает особые правила создания ЕО: его учредителями могут быть только юридические лица и только зарегистрированные в разных странах-участницах Евросоюза. Тем не менее, предусмотрена возможность привлечения в учредители и иностранной компании, зарегистрированной за пределами территории ЕС, но имеющей зарегистрированные офисы на территории Евросоюза.

Способы создания ЕО перечислены в статье 2 Регламента:

  • слияние двух и более акционерных обществ из разных стран ЕС и образование новой компании в форме ЕО;
  • создание холдинга из акционерных обществ из разных стран ЕС либо открытие совместного дочернего предприятия;
  • преобразование акционерного общества, имеющего филиал или дочерние предприятие на территории другого государства ЕС в течение как минимум двух лет;
  • создание дочернего предприятия другого ЕО.

Дополнительным инструментом подтверждения общеевропейского характера ЕО служит единое требование о фирменном наименовании – вновь образованная компания должна включить в свое название, независимо от того на каком языке оно написано, аббревиатуру «SE».

Ведение предпринимательской деятельности в форме ЕО дает возможность пользоваться основным преимуществом данной формы – свободой перемещения юридического лица в рамках стран ЕС. Конечно, здесь имеется ряд ограничений. Статья 7 устанавливает требование, что место регистрации ЕО (юридический адрес) и место нахождения органов управления должны располагаться на территории одной страны-участницы ЕС. Но также предусмотрена возможность перемещения места регистрации, не влекущая за собой прекращение ЕО или создание нового.

Процедура перемещения четко урегулирована нормами Регламента, и включает в себя следующие требования:

  • акционеры и кредиторы ЕО должны ознакомиться с предложением о перемещении компании не менее чем за месяц до созыва общего собрания акционеров, на котором и решается данный вопрос;
  • получение разрешения на перемещение места регистрации от суда, нотариуса или иных уполномоченных органов государства, где компания имеет место регистрации, подтверждающее выполнение необходимых действий и формальностей;
  • опубликование в соответствующих государствах информации об исключении компании из одного реестра и регистрации новом и др.

Смена страны регистрации соответственно влечет за собой смену применимого законодательства. Не урегулированными нормами Регламента осталось достаточно большое количество вопросов. Начисление налогов и предоставление финансовой отчетности, регулирование отношений между компаниями входящими в ЕО, конкретная структура и компетенция органов управления, порядок созыва общего собрания и принятие им решений, процедуры ликвидации, банкротства, прекращения и многое другое подпадают под юрисдикцию национального права. С одной стороны, это позволяет компаниям подобрать юрисдикцию наиболее подходящую для ведения своего бизнеса, с другой – потерялся первоначальный смысл создания организационно-правовой формы юридического лица, свободной от национального правового регулирования.

 Одной из серьезных проблем, возникших при разработке Регламента, стал вопрос о том, какую структуру управления ЕО выбрать. Ведь Европейский Союз включает в себя страны с различным корпоративным законодательством, устанавливающим принципиально разные модели органов управления для акционерных обществ. Составителям Регламента приходилось выбирать между дуалистической (романо-германской) и монистической (англо-американской) системами органов управления акционерным обществом. Не сумев прийти к единому мнению, составители решили предоставить этот выбор самим участникам ЕО и включили соответствующие статьи в текст Регламента. Однако урегулирование большей части вопросов организации и деятельности ЕО осталось в правовом поле национального законодательства государств-участников.

Для дуалистической модели характерно то, что функции управления и контроля отделены друг от друга и возложены на разные органы – исполнительный орган (management organ) и наблюдательный орган (supervisory organ) соответственно. Монистический подход делит функции управления между членами одного административного органа (administrative organ). Стоит отметить, что зарубежное корпоративное право не рассматривает общее собрание акционеров как представительный орган юридического лица. Но общее собрание обладает соответствующей компетенцией как орган управления, которая также частично закреплена Регламентом и в большей мере регулируется национальным законодательством государств-членов ЕС, где компания имеет свой юридический адрес.

Серьезные разногласия возникли также по вопросу о степени и форме вовлечения работников в деятельность ЕО. Компромисс был достигнут, но вопрос оказался настолько неоднозначным, что по нему пришлось принимать отдельную Директиву, которая закрепляет стандартные положения о привлечении работников к управлению, проведении коллективных переговоров, а также общие правила, касающиеся информирования и консультаций работников.

В соответствии с ней компании при подготовке учредительных документов ЕО должны принимать все необходимые меры по организации переговоров с представителями работников для установления договоренности о формах и способах привлечения работников к участию в управлении компании. Ст.2 Директивы устанавливает, что «участие в управлении» это влияние, которое представительный орган работников и/или представители работников оказывают на дела компании при помощи реализации следующих прав:

  • право избирать или назначать часть членов наблюдательного или административного органа компании;
  • право рекомендовать или возражать о назначении некоторых или всех членов наблюдательного или административного органа компании.

На практике результат вовлечения работников в деятельность ЕО будет зависеть от того, как государство-участник ЕС имплементирует соответствующие положения самой Директивы.

Подводя итог всему вышесказанному, можно сказать, что составители Статута Европейского Акционерного Общества столкнулись с серьезной проблемой в виде отличных друг от друга правовых норм, регулирующих сферу корпоративного права в странах Евросоюза.

Принятое законотворцами решение – прибегнуть к регулированию организации и деятельности ЕО дополняющими друг друга нормами наднационального и национального права – кажется единственно верным. Несмотря на ряд недостатков, форма ЕО представляется удобной и открывающей новые возможности для ведения бизнеса в рамках единой Европы. Этой перспективой не преминули воспользоваться такие промышленные гиганты как немецкий автопроизводитель Porsche, создавший Porsche Automobil Holding SE, химический концерн BASF, финский производитель продукции для телекоммуникаций и мобильной связи Elcoteq и др.

Разумеется, нормотворческая работа по совершенствованию правовой основы Европейского Акционерного Общества продолжается до сих пор. Нет сомнений в том, что ныне существующие Регламент и Директива будут дополнены более совершенными нормами, основыванными на полученном опыте использования Societas Europaea.